Цитата

Таков закон. Закон воздаяния, правящий кругами Вселенной. Ты совершаешь поступок и думаешь, что все останется как прежде? Ты ошибаешься…

Новости

Дата публикации: 04 февраля 2018
Дата публикации: 12 июля 2013
Дата публикации: 16 марта 2013

Вы здесь

Сигара и рояль. Глава 16. Беларусь, лето 1991 года.

Аватар пользователя Борис Кунин

Сигара и рояльПосадив начальницу и подругу на московский поезд, Наташа в полном смятении чувств вернулась домой. Не то, чтобы она сильно волновалась за то, как Вероника доберётся до своей так неожиданно обретённой бабушки: поезда на Москву обычно ходили строго по графику, а уж немецкая пунктуальность и аккуратность давно стали притчей во языцех. Так что и самолёт в Гамбург должен был прибыть тоже вовремя.

Голова молодой женщины была занята совершенно иными проблемами. И главную из них звали Герхард. В последний приезд она долго разговаривала об этом с родителями.

- Дачушка, мы, конечно, уже старые и глупые, - вроде бы извиняясь не понятно за что, говорила мама. – Но твои деды супраць них воевали. Да и я у маленстве натерпелась в оккупации. Я не говорю, что усе з них были настоящие звери: один офицер, яки жил у бабы Нюры, праз тры хаты ад нашай, пачытай, кожную няделю частавал нас – малых – цукерками. Кали иншыя не бачыли. А иншы раз и кансервами. И гэтак было.*

Наташа чуть заметно улыбнулась. Ее мама никогда не говорила на чистом русском языке, но, когда волновалась, вообще переходила на «экзотическую» смесь русского, белорусского и польского. Да, Герхарду бы точно понадобился переводчик.

- Ты, Натка, - отец всегда называл её только так, - сама должна решить. Война давно уже кончилась, новое поколение выросло. Даже уже и не одно. Да и отец мой – твой дед Игнат – всегда говорил: фашизм – это одно, а немцы – совсем другое. Тем более, я убеждён, что Германия уже никогда не допустит повторения этой трагедии. Ведь и сами немцы – в крайнем случае, многие из них – тоже достаточно натерпелись от Гитлера. Нам с матерью, конечно, тяжело будет без тебя и Лизы, но, в конце концов, не на Луну же улетаете. Может, и мы ещё в гости к тебе съездим.

- Папа, я пока никуда не уезжаю. Да и Герхард какой-то странный в последнее время. Звонит редко. И, я уверена, явно чего-то не договаривает. Может, ему там родители какую-нибудь фрау подыскали. С деньгами, с положением…

- Так, судя по твоим рассказам, он и сам не из бедной семьи. Скорее, уж он – весьма выгодный жених.

- Угу…

Наташа почувствовала, что вот-вот расплачется. Она даже себе боялась признаться, что уже не представляет дальнейшей жизни без этого немного странного немца. Да и дочка чуть ли не каждый день спрашивала: «Мама, а скоро Герхард приедет?». Это он, кстати, настоял, чтобы Лиза его так называла. На «вы», но по имени.

Увы, и по прошествии стольких лет слово «немец» в представлении большинства советских людей вольно или невольно ассоциировалось со словом «фашист». В фильмах,

учебниках истории или художественной литературе никогда не показывали и не описывали реальной жизни в Германии. Всё было исключительно чёрно-белым: фашисты или немецкие коммунисты. Плюс, естественно, идеологически подкованные бойцы и командиры Красной Армии, белорусские и югославские партизаны, французское Сопротивление…

Она хорошо помнила, как дедушка Игнат, посмотрев вместе с ней очередной фильм о войне, витиевато выругался и быстро вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. Чуть позже она набралась смелости и спросила, что же ему так не понравилось.

_______

* Но твои деды против них воевали. Да и я в детстве натерпелась в оккупации. Я не говорю, что все из них были настоящие звери: один офицер, который жил у бабы Нюры, через три дома от нашего, считай, каждую неделю угощал нас – маленьких – конфетами. Когда другие не видели. А иной раз и консервами. И так было.

- Деда, а чего ты плохие слова на фильм говорил? Там же наши немцев победили…

- Извини, Наталья, не сдержался. Никто же не спорит, Советский Союз действительно победил фашистскую Германию в этой войне. Просто…

- В фильме неправду показывали? – пыталась добиться внятного ответа внучка.

- Не знаю… Может, где-то так и было. Только я четыре года видел совершенно другое.  В чём-то лучше, в чём-то – страшнее. Думаю, правду о той войне вообще вряд ли когда-нибудь скажут.

- Настоящую?

- Запомни на всю жизнь, Наталья, правда только и может быть настоящей. А не вся, полуправда и так далее – именно это и показывают в фильмах, пишут в книгах и газетах.

И вот сейчас эта самая настоящая правда состояла в том, что Наташа хотела видеть Герхарда. Видеть всегда! Насколько позволяла её и его работа, иногда возникающие личные и прочие проблемы.

А он сидит в этой своей Германии и не может позвонить уже четыре дня. Как будто не знает, как я жду этих звонков. Хотя бы звонков, коль уж он по каким-то своим «секретным» делам не может в ближайшее время приехать.

Теперь вот ещё и Вероника на три недели улетела… Надо же, прожить всю жизнь и даже не подозревать, что у неё в Германии родная бабушка. Ужас!

Ну, у неё-то всё нормально там должно быть. Бабушкин сын её встретит в аэропорту… Стоп! Бабушкин сын? Ей, значит, он фактически дядя. Максимум – на несколько лет старше. Прикольно! И как они друг друга поймут: Вероника же по-немецки ни бум-бум.

Ладно, пора спать. Хоть завтра все равно на работу не надо. С утра сбегаю по магазинам, а потом буду ждать звонка от Вероники: ближе к вечеру она должна уже быть на месте.

Ближе к вечеру – оказалось по немецким меркам. То есть, по среднеевропейскому времени. Так что Наташа успела и закупиться, и в квартире прибрать, и даже всплакнуть немного. Так, без всякой конкретной причины – и по всем имеющимся поводам сразу.

Резкая в тишине пустой квартиры телефонная трель как раз и прервала сие грозившееся затянуться «мокрое» дело.

- Алло!? Вероника, это ты? Как долетела? Как встретили? Как бабушка?

- Привет, подруга! Все нормально… А что-то у тебя с голосом? Плачешь, что ли? Что-то случилось?

- Ничего! Честное слово. Просто взгрустнулось как-то в одиночестве. Лизхен – у родителей, ты – в Германии… И эта морда немецкая уже который день не звонит…

- Гм-м…

Голос подруги неожиданно пропал, и Наташа взволнованно закричала в трубку:

- Алло! Алло! Вероника, ты куда пропала? Я тебя не слышу!

- Тихо, тихо! Не кричи так!  Никуда я не пропала… Связь, наверное, такая. То ли в Белоруссии, то ли в Германии… Так, не перебивай меня, потому что бабушка уже на стол накрыла.

Долетела я нормально. Встретили… «Дядя» у меня – просто супер. Тебе бы он тоже понравился… А бабушка чем-то на меня похожа. Только – старше. То есть, это, конечно же, я на неё чем-то похожа… Уф-ф, уже и не соображаю, что несу. В общем, подруга, я тебе через пару дней ещё позвоню, когда немного освоюсь и мысли с чувствами в относительный порядок приведу. Так что, я пошла ужинать, а ты трубку не спеши класть: с тобой ещё мой «дядя» поговорить хочет. «Дядя» Герхард…

Русская, газета, журнал, пресса, реклама в Германии
Русские газеты и журналы (реклама в прессе) в Европе